Как через творчество осознать свою духовную миссию

Российский скульптор многогранного дарования Елена Анатольевна  Безбородова выразила себя во всем спектре пластического искусства: от изящной миниатюры, портрета, рельефа, анималистики до сложнейших монументально-символических произведений духовного содержания. Заслуженный художник России, член Союза художников с 1989 года и… обыкновенный русский гений.

* * *

С Еленой Анатольевной Безбородовой я познакомилась на войне. Ближний Восток. Сирия. Исход тревожного две тысячи тринадцатого года. Тогда Россия еще официально не принимала участия в конфликте, и стремительно развивающиеся драматические события предвещали близкий конец сирийской государственности...

Нас было семь храбрых женщин, которые решились отправиться на Землю апостолов и пророков в самый, прямо скажем, неподходящий для паломничества исторический момент. Да, это была миссия… Не столько гуманитарная, сколько духовная.

Ночными перестрелками, холодным блеском трассирующих пуль и трагическими всполохами пламени встречал нас осажденный, смертельно измученный Дамаск. Команда у нас подобралась отважная, состоящая далеко не из простых людей – мыслящие, небезразличные, в чем-то даже одержимые и… верующие в Бога.

Но из всех замечательных и неординарных более всего мне была интересна одна: «строгая». Я еще не знала, кто она и чем занимается, но интуиция уверенно подсказывала, что именно Елена – мой человек.

Высокая, ладно сложенная, средних лет, но по внутреннему состоянию совершенно без возраста – она была очень красива, но не женскою милотою – женского обаяния в ней не наблюдалось. В Безбородовой было нечто, что безошибочно указывало на «породистую даровитость»… Да, со стопроцентным попаданием уже тогда я могла сказать, что это человек, отмеченный природой, человек-созидатель. Но кто она? Ее лицо нарочито статично, на нём фактически нет мимики и все оно словно высечено из камня. Когда в редкие моменты Елена улыбалась, то возникало невольное удивление, как если бы улыбнулось совершенное изваяние. Я выносила предположения, наблюдала и умышленно не шла на контакт быстро… хотелось угадать. В ней много энергии, но не расплескиваемой по сторонам, не фонтанирующей стихийно, а напротив – плотно сконцентрированной в «округлом» одухотворенном интеллекте. Эдакая «вещь в себе», «человек в футляре», но то, что лежало в футляре по своему содержанию было похоже на скрипку Страдивари. Все ее называли «Леночка», «Ленуся», а я никак не могла понять, как эту «дочь Зевса», эту прекраснейшую из женщин и вообще виновницу Троянской войны – можно называть «Леночкой». Не-ет, Безбородова была как минимум Гелен! Ох-ох-ох! Я терялась в догадках…

– Будем знакомы, меня зовут Елена Безбородова, – отрывисто произнесла Гелен, когда мы, наконец, лицом к лицу столкнулись в узком коридоре гостиницы Дамаска, и протянула мне руку. Все стало ясно. Скульптор! Такие «особенные» руки бывают только у скульпторов, пианистов, ну или у хирургов.

– Вы скульптор? – победоносно произнесла я.

– Да, – лаконично ответила Гелен, и я мысленно отпраздновала победу.

Так мы познакомились.

Особый путь художника

Ну а дальше… жизнь. Чреда открытий, мистических «совпадений», все явственнее обнаруживавших какое-то редкое и совершенно бесценное по нынешним временам наше с Еленой духовное родство…

– Куда грядешь, Елена? – будто бы спрашивала душа душу.

– Да вон, к тем вратам, – отвечала, указывая на «тесные».

– А ведь нам по пути…

Вот так я и стала ненавязчивым, но зорким свидетелем жизненного пути этого незаурядного человека – пути русского одухотворенного таланта в Царствие Божие. Ни много ни мало. Вот и сейчас наши узкие стези то пересекаются, то снова расходятся. Но когда я иду одна и продираюсь сквозь «заросли бурьяна», или когда начинаю утопать в «болотной топи», то знаю, что где-то параллельно, где-то совсем рядом, свои длинные ноги обдирает о колючий терн моя старшая сестра, мой прекрасный друг скульптор Елена Безбородова. Такова уж традиция подлинно Русского искусства, требующего от творца если любви, то «любви до воскресения», а если смерти, то «смерти всерьез».

Мучения творчества, одиночество, упрямый поиск «смыслов», яркая жажда гармонии в условиях социального и духовного хаоса и даже мужественное стояние на самом пороге смерти… За шесть лет нашей дружбы с Гелен, её «скрипка Страдивари» сумела исполнить прекрасные этюды, хоралы и реквиемы в бронзе. Но кто их слышал?! Кто смог оценить их глубину и драматизм?! Уверена, единицы. Лишь только самые близкие и Бог, который в судьбе Елены Безбородовой присутствует зримо. Своею власть имеющей десницей Господь не только даровал Елене талант, но, ведя сугубыми путями, настойчиво и долгие годы вопрошал: «любиши ли Мя, Елена? Не погас ли на жертвеннике сердца твоего огнь, которым Я, созидая тебя, возжег в тебе светом Моим присносущным; не заглажены ли оные следы Моея к тебе любви, которые Я в тебе начертал излиянием крове Моея»? И долгие годы Елена была непреклонна в своей любви ко Спасителю: «ей, Господи Иисусе, Ты веси, яко люблю Тя», – отвечала она Ему неуклонно. И вот тогда, по множеству щедрот Творца, когда верная душа, по слову великого псалмопевца «достигла в меру возраста мужа совершенного», Он, наконец, возжелал быть воспетым ею.

Монументальные духовные произведения скульптора завораживают. Её Иисус совершенно живой. Поражают «состояния», в которых пребывает Спаситель Безбородовой: «Моление о чаше», «Добрый пастырь», «Размышления в Гефсиманском саду», «Идущий по водам», «Се Сын Божий», «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные». Не будучи сопричастным земной жизни Спасителя, такого Христа не изваяешь. Духовник Елены, священник храма Троицы Живоначальной в Серебряниках протоиерей Георгий Докукин очень точно сказал о своем любимом чаде: «Елена обладает даром восприятия божественной Любви и Света. Видение своё она претворяет в бронзу. Отсюда и светоносность образов».

Елена Безбородова воистину заслуженный художник России. Это звание ей досталось за большие труды, она – автор более 40 монументальных и декоративных произведений, установленных в Москве и городах России. Скульптура «Евангелист Лука» стала символом первой международной православной выставки «Свет миру». Большая скульптура Андрея Первозванного была установлена в Мордовии и прекрасно смотрится на широкой площади у величественного храма. Год назад в память 100-летия мученической кончины императора Николая II и его семьи, а также основательницы Марфо-Мариинской обители в Москве Великой княгини Елизаветы Фёдоровны в городе Ист-Каус на юге Великобритании, по благословению епископа Сакраментского Иринея (Стинберга) был установлен Романовский крест работы Безбородовой. Это единственный памятник Романовым в Западной Европе.

Об особом пути художника говорит «Распятие с предстоящими», созданное Еленой в символический год её 33-летия и установленное в московском храме Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня, которое вот уже два раза мироточило. По поводу чудесных событий было послано письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. И получен ответ: «Рассматривать как милость Божию». Так начался новый этап творчества Елены – духовный. Именно тогда она начала всерьез молиться.

Вторая не менее важная для Безбородовой тема после христианской – это тема воинского подвига. Мемориалы, миниатюры, сложные многофигурные композиции, барельефные портреты. Это и выдающиеся герои войн, легендарный Денис Давыдов, члены прославленных экипажей Чкалова и Громова, неизвестный солдат, прощающийся с любимой, памятник герою Советского Союза Олегу Бабаку, или недавно открытый в Вологде памятник дважды Герою Советского Союза, летчику-истребителю Александру Клубову, боевому другу и соратнику трижды Героя Советского Союза Александра Покрышкина. «Для меня тема Войны – особая, – говорит Елена. – Оба моих деда офицеры-фронтовики. Один из них, фамилию которого я ношу, лейтенант, погиб в 1943 году. Другой, кадровый военный, закончил войну подполковником, трижды был ранен». Вершиной своего творчества Елена Безбородова считает проект памятника героям Великой Отечественной «Превратились в белых журавлей». Но многие работы, так же, как и гениальные «Журавли», по-прежнему остаются в стенах ее мастерской...

Равнодушие государства

У всех великих художников всегда были высокие покровители, без которых вряд ли могли состояться и Рафаэль, и Микеланджело. Менее известных художников тоже опекали сильные мира сего. Но, прежде всего, эту великую миссию брало на себя государство. Сегодня подлинные таланты России брошены на произвол судьбы. Государство с капиталистической матрицей не преследует цели созидать своего гражданина как интеллектуальную единицу общества, но воспитывает его как потребителя. Увы, но те, кто некогда представляли собой достояние нации, в нынешних условиях превратились в маргинальное меньшинство.

На современном Западе уже давно преуспевают в том, что делают бизнес на искусстве, умело продавая «товар» на потребу. Гонорары некоторых писателей там приравниваются к гонорарам звезд эстрады и шоу-бизнеса.

В России же, милостью Божией, всё ещё существует прослойка «непродающихся» художников. Как часто наши литераторы полу-юродствуют и тайно хранят царственное величие в своих творениях, написанных всё чаще «в стол»… Но скульптор, увы, не может ваять «в стол». Само по себе это искусство очень дорогое. Скульптор, пожалуй, как никто иной, слишком зависим от сильных мира сего. В этом особый драматизм пути!

Почти пятьсот лет смотрит на мир «Сикстинская Мадонна», двенадцать поколений оказались причастны гению Рафаэля. Елена говорит, что между католическими и православными распятиями различия колоссальные: «у них смерть, у нас – победа над смертью и нам, русским скульпторам, есть что сказать христианскому миру». «Пьета» Микеланджело выставлена в Ватикане, поражает драматизмом, но, как и полагается, исключительно католического содержания. Великолепная скульптура «Экстаз святой Терезы» Джованни Бернини ещё долгие годы будет вдохновлять своей «религиозной сексуальностью» латиномудрствующих скопцов. Прекрасное – но другое! А где же наше? Родное! Неужели, покинув сей неприветливый дольний мир, наш русский Микеланджело, наша Елена Безбородова, унесёт с собой свой чистый гений – навсегда и безвозвратно? Ведь всё, на что хватает у Елены средств, обретаемых путем «чудесного» претворения «хлеба насущного» в бронзу – это небольшие скульптуры, гениальные зарисовки того великого, что лишь могло бы быть… И в тысяча первый раз, на длинном и пронзительном выдохе – за державу обидно, господа!

Смысл в красоте

Помнится, когда я побывала у Елены в мастерской и увидела её Христа, а это было «Моление о чаше», то до боли в сердце была поражена необыкновенно точным прочтением образа. Скульптура изображала Иисуса не с привычно воздетыми к небу руками, не порывисто умоляющего Творца о милосердии, но акцентировала внимание на самом главном, на самой сути и квинтэссенции образа Спасителя – Его смирении перед волей Отца Небесного. «Яко кроток есьм и смирен сердцем». Умиротворение на лике, сложенные крестообразно на груди руки… «да будет воля Твоя!».

– Лена, какой Он у тебя красивый! – единственное, что я смогла тогда произнести, находясь под впечатлением. Мне показалось, что я нашла «своего» Христа, и что если бы я была скульптором, то изобразила бы Его именно таким. «Моление о чаше» Безбородовой оказалось прямым, просто снайперским попаданием в мое сердце.

– Мне очень приятна твоя оценка, Маша! – просияв, сказала Елена, – ведь именно красота и гармония – смысл и цель моего творчества…

Так выяснилось, что «снайпером» была не только Елена, но и я сама. Как же прекрасно, когда люди друг друга понимают. Благодарение Небесам!

– Какая тема для тебя сейчас наиболее существенная в творчестве?

– Меня волнуют духовные темы красоты и силы человеческого духа. Все другие темы, которые я затрагивала в своей творческой жизни, были подготовкой к решению этих главных задач.

– Воистину «красота спасет мир…», но это одновременно очень сложно.

– В восьмидесятые годы, работая на родине известного поэта Александра Яшина, в вологодской деревне Блудново я познакомилась со Златой Константиновной, его вдовой, которая, увидев некоторые мои работы, выполненные в гротесковом стиле, очень тактично заметила: «Леночка, русские люди такие красивые…». Её слова помогли мне осознать, что нельзя допускать вольностей в изображении русских людей, важно изображать глубинную суть человека, а не гнаться за внешними эффектами.

Действительно, для художника нет ничего сложнее «простого», а красота всегда проста. Я работала в разных техниках и направлениях. Мне абстрактные решения довольно быстро стали казаться скучными и тупиковыми. То образование, которое я получила в Суриковском институте, а оно, я убеждена, лучшее в мире, дало мне полную свободу в творчестве, ведь технически я подготовлена к решению любой задачи. Поэтому главным для меня всегда было не «как», но «что» донести до зрителя. Именно этика определяет эстетику, а никак не наоборот.

– Как называется то направление, в котором ты работаешь?

– Символический реализм.

– Как появилась духовная тема в твоей бронзе?

– В 1988 году произошло мое воцерковление, в 1989-м я попала на Валаам, который произвёл на меня огромное впечатление. Позже в журнале Московской Патриархии я прочитала статью, в которой сообщалось о кончине последнего монаха старого Валаама архимандрита Симфориана. Меня поразило его лицо на фотографии. И я сделала его образ в бронзе.

Следующие работы появлялись не сразу, а по мере духовного возрастания: крещение, возвращение блудного сына, распятие, три варианта снятия с креста…

– Зная твою работоспособность и желание созидать, мне очень грустно от того, что твое творчество не востребовано в полной мере.

– Было время, когда я очень переживала, что не могу реализовать себя, как этого мне хотелось. Но после того, как довелось взглянуть смерти в глаза, я исцелилась от этих переживаний. Конечно же, очень помогают советом, молитвой, доброй критикой священники, монахи, которые встретились в моей жизни. Стараюсь читать духовную литературу, это тоже опора.

– Лена, на чем мир стоит?

– Я уверена, это – молитва. На людях молящихся он и держится.

– Какой твой творческий принцип?

– Искусство должно способствовать развитию и совершенствованию бессмертной человеческой души, и художнику всегда нужно помнить о своей высокой духовной миссии.



Фото:
Нет комментариев. Ваш будет первым!