Юрий Баранов. Путь к гармонии

Художник, по хрестоматийной формуле Пушкина, должен «алгеброй гармонию поверить». Есть, однако, художники, для осмысления и описания творчества которых недостаточно двух элементов – «гармонии» и «алгебры». Не эстетика, а более высокая материя этика является для них первичным импульсом, первичным толчком, подвигающим к созданию произведения. Особенно это характерно для русских мастеров. Не буду обращаться к классикам – о них много написано. Изложенные выше соображения мне всегда вспоминаются, когда я сталкиваюсь с творчеством современного скульптора Елены Безбородовой.

При знакомстве с её работами отчётливо ощущаешь, для неё наиважнейшим является не только содержание произведения («что»), но и мотив его создания («зачем»). Две главные темы её творчества – это тема Христа и вообще христианства, и тема воинского подвига. Причём христианства именно Православного, а воинского подвига – жертвенного. Надо ли говорить, что и то и другое – очень русское. И что не декоративно-фольклорным и даже не чисто изобразительным, а именно глубинно-идеологическим началом определяется исконно-русский национальный характер творчества Елены Безбородовой.

Говоря об этом же в иных терминах, она сама рассказывает, что её больше всего интересует – как предмет искусства – чувство долга. Тем самым она связывает две упомянутые выше важнейшие темы своих произведений – православную и воинскую. Её Христос идёт в мир исполнить свой долг, осознавая, чем ему придётся за это расплатиться. Её воины идут в бой за други своя, за Родину свою, готовые отдать за это жизнь. Причём, что очень важно, Елену Безбородову с самого начала привлекали высокоидейные, высоконравственные образцы искусства. В частности, открытые для взора всех москвичей две гениальные скульптуры – Минина и Пожарского на Красной площади и Пушкина на Страстной.

Но высокие образцы учили не только идеям, но и тому, что они должны быть воплощены по всем канонам искусства. А наиболее точной формулой представляется такая: художники типа Елены Безбородовой этику эстетикой поверяют. Мне кажется допустимым так видоизменить пушкинскую формулу.

В понятие каноны искусства, упомянутое выше, входит в данном случае и «гармония», и «алгебра». И то, и другое подвластно Елене Безбородовой. Она имеет хорошую, классическую профессиональную подготовку, она хорошо знакома с опытом предшественников и современников, чему, конечно, способствуют совершённые ею путешествия. Конечно, Италия, это само собой, она была в каменоломнях, где выбирал мрамор Микельанджело. Конечно, Франция (Бурдель, Майоль). Египет. Но ей очень много дала и Англия, где собраны (в Британском музее) колоссальные коллекции скульптур. Там, по словам художницы, кроме открытий, происходило и переосмысление её некоторых устоявшихся взглядов. А ещё Англия по-настоящему открыла ей Генри Мура. Это имя нельзя не вспомнить, глядя на некоторые «садовые» скульптуры Елены Безбородовой.

И да не звучит термин «садовые» как обозначение чего-то второстепенного. Елена Безбородова, работая над очередной скульптурой, видит её в конечном счёте не в мастерской и не в музейном зале, а на открытом пространстве, вписанной в определённую среду. К сожалению, не все так видят. И если частный владелец может легко приобрести анималистическую композицию для своего сада, то добиться установления монумента защитникам Отечества гораздо сложнее. Поэтому многие работы Елены Безбородовой, исполненные высоких патриотических чувств и безупречно выполненные, остаются в стенах её мастерской.

И очень жаль, что это так. Жаль всех нас, современное общество, теряющее представление о подлинных ценностях. В искусстве, так же, как и в других сферах жизни, подтвердилась гениальная формула Достоевского – «Если Бога нет, значит всё позволено». Но уже приходит оскомина от этой «свободы», ибо её художественный результат, как ни крути, равен нулю.

Что ж, в истории искусства бывали периоды увлечения «красотой» гниения и распада. В одних странах в большей, в других – в меньшей степени. Так, великий французский поэт Бодлер когда-то сравнил извивы червей, выползающих из трупа, с валансьенскими кружевами. У нас тоже есть подражатели «Цветам зла», как откровенно назвал свою книгу Бодлер. Но, какой бы сейчас ни поднимался шум вокруг их «шедевров» (что, увы, случается), не они определяют настроение в обществе. Я убеждён, что время лучше чувствуют такие мастера, как Елена Безбородова, в душу которой, питаемую непреходящими идеями христианства и национальных традиций, бросили художественные семена шедевры Опекушина и Мартоса, а не уродцы модернистов, закутанные в бодлеровские «кружева».

…Только не надо говорить, что у каждого времени свои песни, что моды в искусстве меняются быстрее, чем на рынке одежды. Был я недавно в Доме Художника на Крымском валу, ходил по пустынным залам Международного салона-2011. Разговаривал со скучающими дежурными, они объясняли – будни, дневные часы, потому и посетителей нет. Вышел на улицу. Смотрю, очередь в соседний подъезд. Что это? Юбилейная выставка Левитана. Будни, дневные часы, настоящее искусство.

Юрий БАРАНОВ, обозреватель «Литературной газеты», член Союза писателей России.